[::Главная::]
[::Новости::]
[::Гостевая::]
[::Муз. стили::]
[::Музыка::]
[::Ссылки::]
[::Facebook::]
[::вКонтакте::]
[::dc hub::]
[::Rus/Eng::]



281-981-315







Cайт радио ANIMA AMORIS | Музыкальные стили

Acid House

Когда британская молодежь впервые встретилась с термином "Acid House", он был неправильно истолкован. В Чикаго приставка "Acid House" пошла от слэнгового выражения "Acid House burn" (что означает содрать у кого-нибудь идею, а в музыкальном плане - просто сэмплировать ее). Однако в Британии решили, что Acid House намекает на известное вещество LSD 25, а также некоторые другие синтетические наркотики. И таким образом, сами того не разумея, они ввели музыку в стиле Acid House в экстатическую рэйвовую революцию начала девяностых. Второе чикагское поколение экспериментировало с более психоделическим звуком несколько ускоренного синтезатора Roland TB303. Этот инструмент является культовым, именно ему Acid House обязан своим необыкновенно теплым, "фанковым" звучанием. Acid House - это поп-музыка будущего, быстрая, по-настоящему резкая и радостная. Отличается от других хаусов более высоким темпом и отсутствием вокала. Вероятно "Acid House гимном" являются кислотные треки от Phuture. В самом конце восьмидесятых этот стиль уходит в глубокий андеграунд, чтобы создать новые стили - дип Acid House, усыпляющий сознание транс и габбу - очень-очень быструю производную хардкора (за 200 ударов в минуту).

Это направление, которое сделало популярным американскую House-музыку во всем мире, впервые появилось в середине 80-х в работах продюсеров из Чикаго - таких как DJ Pierre, Adonis, Farley Jackmaster Funk, Phuture (по синглу последнего, "Acid House Trax" и было дано название стилю). Сочетая элементы House-музыки, уже очень популярной в Чикаго и Нью-Йорке, с характерным глубоким звучанием басовых партий на синтезаторе Roland TB-303, Acid House поначалу был лишь локальным феноменом Чикаго, пока горы синглов не пересекли Атлантику и не попали в руки молодых британцев. После этого, в 1986-87 они стали звучать на небольших лондонских тусовках, проводившихся где-нибудь на заброшенных складах, и затем вышли на широкую молодежную аудиторию во время скандально знаменитого Лета любви 1988 года, когда тысячи завсегдатаев клубов отправились в укромные уголки страны на крупные тусовки, впоследствии получившие название "raves". Очень быстро Acid House попал и в британские поп-чарты с хитами групп M/A/R/R/S, S'Express, и Technotronic, еще до наступления 90-х, после чего популярность Acid House в Англии уступила место Rave. В США же новые продюсеры, такие как Cajmere, Armand Van Helden, Felix da Housecat и в новом десятилетии сохраняли этот стиль актуальным.

Соединение танцевальной музыки (или попсы) с идеологией хиппи в середине 80-х годов получило название Acid House. Распространение стиль получил главным образом в Великобритании, где группы House-рока (такие как Housemartins и Style Council) пытались внести в свои композиции элемент некоей артистической "неорганизованности" и художественного беспорядка - по подходу это напоминало усилия групп из американского андеграунда 60-х годов. (По аналогии, существуют такие поджанры, как "эйсид-джаз", "Acid House-фанк" и "Acid House-соул", однако все они настолько узкие и малопредставительные, что как правило в отдельные стили не выделяются).

«Gotta have House music all night long...
With that House music can’t be wrong...»

В 87-м году House перестал быть субкультурой – избавившись от ассоциаций с родным Чикаго, он превратился в универсальный язык танцполов. Критики вовсю говорили о новой форме поп-культуры, прогнозируя ее быструю мутацию. Продюсеры первооткрыватели почивали на лаврах, любуясь успехами порожденного ими колосса. Штампуя привычную продукцию, которая внезапно стала пользоваться бешеной популярностью, они могли обеспечить себе безбедное существование в настоящем. Место в истории было уже обеспечено.

Но, к счастью, далеко не все из них были озабочены коммерческой стороной вопроса. Проводящие дни и ночи в студиях люди с горящими глазами не были готовы к остановкам. Результатом их поиска и экспериментов стал саунд без цвета и вкуса, но с ярко выраженной химической структурой.

Второй этап House-трансформаций возглавили Phuture (DJ Pierre, Spanky, Herbert J) со своим Acid House Tracks. Справедливости ради стоит заметить, что создан этот эпохальный трек был еще в 1985 году и только спустя три года попал в руки Рона Харди (Ron Hardy), сделавшего его эталоном стиля. Стиля, появившегося практически случайно – музыкантам, пытавшимся разобраться в том, как работает драм-машина, так понравился звучание пресета, что они решили сделать из него трек.

«Можете мне не верить, но в первый же раз Рон сыграл его четыре раза за ночь! – говорит DJ Pierre. – Сначала люди спрашивали: “что это за дерьмо такое?”, но затем они по-настоящему полюбили его». Завсегдатаи Music Box’a, где играл культовый Харди, стали называть новый саунд привычным словом Acid House. Привычным оттого, что масштабы потребления ЛСД в Чикаго были просто фантастическими. Клубы перестали быть местом, предназначенным исключительно для танцев, немалая роль отводилась экспериментам в области изменения сознания. Обеспокоенный таким поворотом событий Frankie Knuckles даже заметил, что «сегодняшний саунд гораздо более психоделичный. Кислота однозначно доминирует, но это не значит, что House-сцена более других подвержена ее влиянию».

Результатом процессов, протекающих как в клубах, так и головах их посетителей, стала интерференция прозрачного в прошлом стиля на несколько разной природы волн. Словно вышедшая из под контроля химическая реакция, House порождал всевозможные комбинации своих элементов: от подчеркнуто вокального deep до психоделического Acid House. И если первый переживал не лучшие времена, то последний положил начало настоящей цепной реакции.

Вслед за релизом от Phuture последовала нашумевшая пластинка от Sleazy D (Adonis&Marshall Jefferson) под названием I’ve Lost Control, ставшая первым изданным на виниле Acid House-треком. Истерический смех, сбивчивое бормотание: I’ve Lost Control… I’ve Lost Control… и перманентное хлюпанье TВ-303 – так звучал гимн эпохи расцвета лизергинового клаббинга. Знаковыми стали треки от DJ Pierre – Phantasy Girl, Armando – 151 и Land Of Confusion, Bam Bam – Where’s Your Child и Adonis – The Poke.

Успешно преодолев американскую границу, Acid House отправился покорять планету. Первой точкой, в которой он довел клубные массы до кипения, стала Великобритания. Жители Туманного Альбиона мгновенно подхватили заморскую эпидемию от гастролировавших Knuckles, Jefferson, Fingers Inc. и Adonis и вскоре обзавелись собственными разносчиками клубной мании нового формата.

Еще со времен трека Carino от T-Coy и Mike Pickering, в 96-м покорившем танцполы своим funky bassline, британская House-сцена была весьма неоднозначным явлением. В отличие от Америки, где новое течение долгое время не принималось обществом из-за аналогий с черными и гей-культурой, Британия получила готовый танцевальный продукт. Уже в 1987 году трек от Steve ’Silk’ Hurley – Jack Your Body возглавляет UK Top 40 pop chart. Следующей командой, вознесшей House на вершины популярности, стали M/A/R/R/S . Начинавшие свою историю с фанка, парни быстро поняли, откуда дует ветер, и ударили в по танцполам своим одиозным Pump Up The Volume.

Также немалую роль в популяризации стиля сыграла Ибица – уже в середине 80-х DJ Alfredo крушил Amnesia адской смесью из Rock, pop, Disco и House. А благодаря Paul Oakenfold и Danny Rampling к концу 87-го Ибица уже весьма заметно влияла на формирование мировых тенденций. Естественно, приоритет в данном случае отводился коммерческой House-музыке.

И тут случилось нечто, в корне изменившее представление обывателей о новой культуре: ростки Acid House, завезенные из Штатов, уверенно взошли и благодаря таким продюсерам, как Bang The Party, Jullan Jonah, Baby Ford, A Guy Called Gerald и Richie Rich.

За какой-то год аcid-House стал масштабнейшим молодежным культом со времен панк-рока. Именно благодаря ему британское клубное движение окончательно не захлебнулось в мутном потоке коммерческих поделок и благополучно пережило второе рождение.

Эпицентрами Acid House-революции становятся лондонские клубы Rip, Love, Future, Confusion и Trip. Именно там продолжаются трансформации стиля: теперь основу House составляют ярко выраженный кислотный футуризм, психоделия и uplifto темп. Диджеи-резиденты называют это импортированное из Чикаго звучание не иначе, как Trance. Несмотря на то, что его появление традиционно связывают с рок-психоделией 60-х, корни Trance скорее можно найти в английском и чикагском Acid House, а также у Kraftwerk образца Trans Europe Express и Numbers. Общими как для 60-х, так и для 80-х годов остаются только причины творческого поиска – грандиозные масштабы потребления наркотиков.

Именно благодаря этому новый стиль гораздо быстрее адаптировался в Европе, чем Америке, где употребление ЛСД носило локальный характер. Знаковым стал клич Aciiieeeeed, ставший популярным благодаря треку We Call It Acid House от D-Mob. Его можно было услышать на каждом углу, там же можно было купить кислоту. Многие стали связывать рост потребления наркотиков с развитием клубного бизнеса, но дело обстояло иначе: появление обширного рынка сбыта стимулировало производителей наркотиков.

Свидетельством этого стало лихорадочное производство ecstasy – в отличие от ЛСД, изначально созданного отнюдь не для развлечений, этот препарат был ориентирован исключительно на посетителей клубов. Начиная с 87 года годовые продажи Е в Англии исчислялись сотнями тысяч таблеток.

Это во многом и послужило причиной явления, превзошедшего своим размахом все предыдущие достижения человечества в области интертейнмента. Явления, получившего название Second Summer of Love из-за аналогий с хиппи-движением 1967 года и ставшего новым витком развития Acid House. Британия 88-го становится местом концентрации электронного саунда и массового безумия, имя которому Rave.